Партыя БНФ » Размова з кандыдатам у дэпутаты Берасьцейскага гарсавета Зьміцерам Шыманскім
Партыя БНФ - партыя абароны народных інтарэсаў


Размова з кандыдатам у дэпутаты Берасьцейскага гарсавета Зьміцерам Шыманскім

Дададзена 19.01.2018 12:33:47 | 312 праглядаў

Папулярны інтэрнэт-часопіс пра Берасьце Бинокль” Binkl.by публікуе вялікае інтэрвію са старшынём Берасьцейскай арганізацыі Партыі БНФ Зьміцерам Шыманскім, які зарэгістраваны кандыдатам у два мясцовыя саветы: у Берасьцейскі гарадзкі савет па акрузе №2, а таксама ў Агародніцкі сельскі савет ў Камянецкім раёне.

Інтэрвію перадрукоўваецца на мове арыгінальнай публікацыі.

В 1988 году в перестроечном Советском Союзе появилось общественное движение Беларуский Народный Фронт. На его базе в 1993 году была создана партия. В конце 80-х – начале 90-х БНФ был одним из главных инициаторов демократических перемен в стране. Зянон Позняк и компания открыли беларусам глаза на их историческое прошлое. Однако со временем движение и партия сошли на нет, оставив за собой лишь воспоминания. Мы встретились с Дмитрием Шиманским – председателем брестской партии БНФ – и взглянули на историю политического движения страны и партии его глазами.

Большие надежды

О БНФ я узнал в самом начале 90-х. Последние два года учебы в школе пришлись на эпоху коренных изменений в стране. Сформированное мировоззрение школьника кардинальным образом менялось. Мы стали искать новые жизненные ориентиры, и в этом огромная заслуга наших учителей. Они формировали наше новое мировоззрение, рассказывали, что сейчас происходит в стране и куда она двигается.

В то время в воздухе витали большие надежды на светлое будущее. Мы фактически даром получили независимость. Казалось, что, приложив усилия, мы сделаем страну современной, передовой и демократической. Общество было заражено энтузиазмом.

В 1994 году состоялись первые для меня выборы и я, будучи 19-летним молодым человеком, осознанно проголосовал за Зянона Позняка. После победы Лукашенко мне казалось, что ничего страшного, народ разберется, спустя срок/два выберем нового президента. Но так не вышло. Дальше я продолжал следить за тем, что происходит в стране на обывательско-пассивном уровне. Наблюдал, как Лукашенко упразднил наши национальные символы: бело-красно-белый флаг и герб “Погоня”. Видел, как был разогнан легитимный парламент в 1996 году. Однако тогда я оставался в стороне от активной политической жизни: по молодости были другие приоритеты.

Только на 5-м курсе университета, в 1999 году я активно начал участвовать в общественной и политической жизни города. Толчком послужил Марш Свободы, на который вышло порядка 20 тысяч человек. Я не ожидал такого количества людей. Мой прогноз был, что придет порядка 2-3 тысяч человек, как на обычные мероприятия оппозиции того времени. После этого пришло понимание, что общество созрело в плане протестных настроений и настало время подключаться. Так я вступил в партию БНФ. Выбрал ее, потому что в то время о тех же социал-демократах или ОГП практически никто не знал. О БНФ и о том, какие ценности стоят за партией, знали все. Сильных же идеологических различий внутри оппозиции тогда не было.

В то же время я вместе с единомышленниками основал организацию “Дзедзіч”. Это изначально была молодежная культурно-просветительская организация. Там мы пытались с помощью образовательных и информационных кампаний влиять на мировоззрение молодежи. Но без политики в нашей жизни не обходилось: если организация независимая и никак не связана со структурами власти, то она автоматически приписывается к оппозиции, даже если инициатива занимается котиками и собачками.

Сейчас это не так: у власти есть понимание, что оппозиция и общественная деятельность – разные вещи. В то время мы издавали молодежную газету культурно-исторического характера на беларуском языке. В ней были материалы по истории и культуре Беларуси и Бреста, страница с анекдотами, благодаря которой студенты открывали для себя новые слова на родном языке.

Что касается политической жизни, то после альтернативных выборов, в которых участвовал Позняк и Чигирь, были выборы в парламент. Их оппозиция бойкотировала во всех регионах. Нам удалось на всех трех округах в Бресте организовать бойкот. Мы считали количество избирателей, пришедших на участки, и оказалось, что их было меньше 50%. Выборы не состоялись. На нас тогда очень сильно обижались социал-демократы, потому что они участвовали в этих выборах. Это было странно, ведь оппозиция приложила много усилий, чтобы выступить единым фронтом за бойкот. Был проведен конгресс демократических сил, где в том большинство выступило за него. Однако они приняли свое решение, несмотря на условия конгресса.

С другой стороны, такая разрозненность говорит об элементе плюрализма, который присутствует в любой стране. У каждой партии есть свое мнение на какие-то события. Тогда на них очень сильное влияние оказывал Статкевич, который был во главе социал-демократов. Он последовательно, на протяжении всей политической карьеры выступает за то, чтобы участвовать в избирательных кампаниях. И имеет право на эту позицию.

“Это была последняя надежда на победу”

Скажу честно: на выборах 2006 года мы не ожидали такого брутального разгона и зачистки всего электорального пространства. В том году я был руководителем штаба Милинкевича по Бресту. Естественно, учитывая уровень протестного настроения населения и электоральную раскладку голосов, были большие шансы на победу. Это был последний раз, когда мы питали надежду победить на выборах демократическим путем. Выбор людей был виден по настроениям в обществе, количеству волонтеров в избирательном штабе, по реакции людей на сборах подписей.

Задолго до выборов в стане объединённых демократических сил прошли праймериз. Была соблюдена демократическая процедура, выдвигались кандидаты на конгресс демократических сил, где выбирали единого кандидата от оппозиции. Каждая демократическая структура могла выдвинуть своих делегатов от каждого региона. Простые избиратели могли стать делегатами путем сбора подписей. Так, на конгрессе в Минске собралось больше тысячи человек и с перевесом в 8 голосов Александр Милинкевич победил Анатолия Лебедько.

После этого он начал свою агитационную кампанию: ездил по регионам, проводил встречи с активом и избирателями. Однако тогда власть сделала свой шаг и объявила выборы на полгода ранее, чем они должны были состояться по календарю. Нам тогда казалось, что это было сделано для того, чтобы не дать Милинкевичу возможность раскрутиться. Впереди было лето – время, когда можно проводить встречи на улице и т.д. И вот после того, как стала известна дата выборов, появилась фамилия Козулина, который выскочил как чертик из табакерки.

Никто не ожидал, что появится дополнительный кандидат. Все понимали, что в качестве спарринг-партнера будет Гайдукевич, но никто не думал, что появится еще и Козулин, который оттянет часть протестного электората. Нам было непонятно, кто за ним стоял, ведь все силы были брошены на Милинкевича. После мы все переосмыслили, и сегодня нет сомнений, что это был оппозиционный кандидат. Но тогда многим была непонятна причина его появления.

Подготовка к выборам была связана со сложностями. Когда началась агитационная кампания, каждую неделю к нам на офис приезжала милиция. У нас изымали тиражи “Народной воли”, пересчитывали каждую газету, чтобы после отметить это в протоколе. Всеми силами старались парализовать работу избирательного штаба.

Избирательная кампания, на мой взгляд, закончилась не 19 марта (день президентских выборов), а где-то за неделю до этого. 14 и 15 марта весь актив избирательного штаба по всем регионам был арестован за мелкое хулиганство. 14-го числа были арестованы единицы. В Бресте это было доверенное лицо Милинкевича Новосельчан Степан. 15-го задержали всех остальных. “Размахивал руками, выражался нецензурной бранью на замечания сотрудников милиции не реагировал”. Так было написано в протоколе.

Меня задержали за проведение несанкционированного массового мероприятия. Мы проводили собрание инициативной группы в штабе (это была съемная квартира), там нас и застали правоохранительные органы. На выборы я так и не попал. Отсидев положенный срок, я был выпущен накануне Дня Воли. Как только я вышел из изолятора временного содержания, то снова начал размахивать руками и нецензурно выражаться на территории Ленинского РОВД. По конвейеру меня забрали обратно. Сидя за решеткой, сложно было трезво анализировать дальнейший ход избирательной кампании, но было понятно, что выборы в стране не будут демократическими.

“Заниматься политикой в авторитарной стране – бесперспективно”

Выборы 2006 года стали для меня рубежом, после которого я понял, что заниматься политикой в этой стране бесперспективно. Я, как в принципе и любой другой человек, не хотел вкладывать свои усилия в сизифов труд. Начал постепенно отходить от политической деятельности и концентрировался больше на общественной. Партия БНФ продолжала участвовать в избирательных кампаниях, но для меня это становилось почетным обязательством, нежели работой.

В 2008 году мы провели активную избирательную кампанию за мое выдвижение в парламент. В команде было больше ста человек. Мы собрали много подписей, но в итоге меня сняли с выборов. Тогда же вышел репортаж на телеканале “БТ”, где меня обвинили в том, что я взял деньги американского посольства для политической деятельности. Я подал на компанию в суд, но иск был отклонен. Деньги забрала милиция и так их и не вернула. Если бы я что-то нарушил, то меня по логике должны были привлечь к ответственности. Эти деньги были связаны с общественной работой, но ни в коем разе не с политической деятельностью.

В дальнейшем мы постоянно выдвигали своих кандидатов на местных выборах, выборах в парламент. На президентских выборах собирали одновременно подписи за Григория Костусева и Алеся Михалевича. На те выборы я не ходил – не было смысла. Сравнивая эти выборы и предыдущие, казалось, что в 2006 году спонсоры дали четкое понятие о финансировании единого кандидата. В 2010 году такого сигнала не было и каждый кандидат решил испытать свой потенциал на прочность. Было понятно, что смысла участвовать в этом нет. Дальнейший брутальный разгон площади и уголовные дела против активистов продемонстрировали способы ведения политического диалога в нашей стране.

Сейчас снова планируются избирательные кампании: президентская и парламентская, которые пройдут в 2020 году. Они совпадают по календарю и должны были пройти одновременно. Но власти их хотят развести. Для меня это странно. Мы говорим, что в стране кризис, что у нас не хватает денежных средств в бюджете, и одновременно с этим разводятся две кампании, которые можно провести в один и тот же день.

Можно сэкономить на оплате труда членов участковых комиссий и подготовительных мероприятиях. По моим подсчетам это принесло бы около 20 миллионов долларов в бюджет. Для демократических сил это также было бы выгодно. Мы провели бы активную избирательную кампанию, и по синергии кандидаты в депутаты агитировали бы за кандидатов в президенты и наоборот.

Начиная с 2010 года, я делаю ставку на то, чтобы подготовить смену, научить активистов работе с избирателями и проведению агитационных кампаний. Мы берем самых активных людей. По спискам в Брестской партийной организации сейчас состоит порядка ста человек. За прошлый год из 20 заявлений в партию мы приняли только семь. Многие преследуют свои меркантильные цели ради получения партийного свидетельства. Мы принимаем только тех, кто словом и делом доказывает свою заинтересованность на наших маршах и сборах подписей. В

авторитарной стране очень сложно заниматься политикой, и чем больше времени она таковой является, тем меньше желающих остается в нее вкладываться. Новичков нет, так как все понимают, что это бесперспективняк. Проще пойти заняться бизнесом, устроиться на работу, эмигрировать и просто жить.

Для того, чтобы появились политическая культура и стремление в ней участвовать, нужно, чтобы у людей были реальные шансы. Если посмотреть на соседнюю Польшу, то там уже с 18 лет популярно заниматься политикой. Молодые люди баллотируются в советы самого низкого звена. Ребята видят в этом перспективу. Сейчас они будут депутатами сельсовета, а дальше пойдут развиваться по политической линии. Там есть смысл вкладываться в свои политические компетенции. У нас же его нет, и люди выбирают что-то другое.

“Депутатов от демократических сил в городском совете не будет”

На носу выборы в советы местных депутатов. Партия выдвинула одну мою кандидатуру в городской совет. Кампания по сбору подписей показала, что интерес у людей есть, нас знают и поддерживают. Однако мы не питаем иллюзий насчет честных выборов: в большинство участковых комиссий, которые считают голоса, наших представителей не включили. Cтало понятно, как будет вестись подсчет голосов.

Депутатов от демократических сил в городском совете не будет. Возможно, только на самых низких уровнях в сельсоветах. Однако я все равно иду на выборы, потому что считаю, что голос кандидата в депутаты звучит внушительнее, чем голос общественного активиста. Я иду отстаивать интересы независимых общественных организаций и инициатив. В этом направлении можно чего-то добиться. Выборы для меня – это также подготовить молодое поколение, которому интересен процесс избирательной кампании.

В этом году у партии пройдет отчетно-выборная конференция, где будут выборы нового руководства. Также мы будем активно участвовать в проведении столетия БНР в Бресте. Хотим выйти с инициативой в облисполком и предложить им совместную организацию праздничных мероприятий. Ведь БНР – основополагающая веха возрождения беларуской государственности в ХХ веке. На сегодняшний день он фактически признан государственным органом.

Сейчас с властью у нас все меньше и меньше противоречий. Открывается возможность для диалога, которую мы можем использовать. Как ни парадоксально, в фундаменте наших действий лежат разные ценности, но тем не менее под влиянием внешней угрозы со стороны России наши позиции сближаются. Власти признали, что их идеология не сработала, потому что базировалась на выдуманных ценностях, которые никто не разделяет. И в поисках новой идеологической картины общества, без которой государство не может существовать, они все больше сближаются с нами. Мягкая беларусизация, которую мы все видим, дает нам шанс на перемены.

Эпилог

БНФ всегда выступал за единый государственный беларуский язык. Однако стоит понимать, что мгновенная организация данного процесса невозможна. Если говорить о законодательстве, то нужно принимать акт, в котором бы декларировалось стремление перейти на беларуский язык в течение определенного срока. Начинать нужно со школьников, только пошедших в школу и постигающих изучение языка. Это длительный процесс. Однако если встать на эту дорогу и не сбиваться с курса, рано или поздно мы к этому придем. Не важно, в какой срок это будет выполнено. Главное, чтобы было стремление делать и была страна, в которой мы будем это реализовывать.

Для Партии БНФ базовые ценности – свобода и независимость Беларуси. Партия будет существовать до тех пор, пока будут очевидными и реальными угрозы этим ценностям. Надеюсь, беларусам не придётся, как украинцам, отстаивать своё право на независимость с оружием в руках. Пока что есть возможность достичь согласия в обществе по поводу будущего страны. Мы работаем над тем, чтобы большинство беларусов почувствовали себя участниками именно беларуского политического процесса, чтобы на кухнях и в курилках звучали фамилии беларуских политиков, а не тех, которых показывают по ТВ в программе “Вести”. Янка Брыль говорил: «Калі б беларусу загадалі быць беларусам, які б гэта быў выдатны беларус!». Мы будем работать до тех пор, пока такой приказ не прозвучит и не будет исполнен. Фото – Роман Чмель

© BINKL.by

Травень 2018
Пн Аў Сер Чц Пт Сб Ндз
« Кра    
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031  
© 2011 - 2018 ПАРТЫЯ БНФ. Усе правы абароненыя. Перадрукоўка дазваляецца толькі пры выкарыстаньні гіпэрспасылкі на сайт ПАРТЫІ БНФ.